Город
 
ФорумЧаВоПоискПользователиГруппыРегистрацияВход

Поделиться | 
 

 И грянул гром

Перейти вниз 
АвторСообщение
Книга судеб
Мастер игры
avatar

Сообщения : 158

СообщениеТема: И грянул гром   03.09.13 9:45

Ирак, город Эль-Хилла (100 км. к югу от Багдада), 28 августа 2183 года, 18:07 по местному времени.


Национальный исторический музей Объединённого Иракского Альянса. По ступеням спускались две человеческие фигуры, старательно прикрывающие лицо от порывов ветра разыгравшейся накануне песчаной бури. Такой непогоды тут давненько не было. Престарелый служитель музея, ожидающий у припаркованного внедорожника, призывно помахал рукой, открывая дверь. Оба путника спешно уселись в машину, старик захлопнул за ними дверь и, обойдя старенький "Hammer", уселся в водительское кресло.

- Ну и погода, а! – проскрипел водитель, пытаясь протереть забитые песчаной пылью глаза. – На моей памяти такое было всего несколько раз, да и то…

Пассажиры, откашливаясь и вытряхивая песок из волос, не обратили на эти слова никакого внимания. Один из них, коренастый и седовласый мужчина, лет сорока-сорока пяти, отрезал:

- Поехали, Мусаб!

Двигатель взревел, и гордость американского автопрома вкрадчиво двинулась вперёд. Видимость была прескверной, включенные фары не помогали, зато портативный навигатор уверенно держал связь с спутником.

- Здесь поверните налево, – прозвенел мелодичный женский голос из динамиков автомобиля. – Двигайтесь прямо двести метров, затем поверните направо.

Второй пассажир, рыжеволосый паренёк лет пятнадцати, скучающим взглядом смотрел через боковое стекло.

- Да, папа, эта поездка действительно "грандиозна"! Всё, как ты и говорил…

- Да брось ты, Роджер! – ухмыльнулся седовласый. – Вот увидишь, когда мы приедем на место, ты осознаешь, что был неправ! Эта находка может перевернуть всё представление об истории этой части света, понимаешь?

Роджер лишь фыркнул в ответ, доставая из-за пазухи портативную игровую станцию. Этот прибор был собран в Китае, как и большая часть точной электроники за последние сто с лишним лет, но дешёвых комплектующих и скрипящего корпуса не имел. Достойная вещица, которой бы гордился любой школьник! Любой… Кроме Роджера. Это ведь, по сути, была своего рода взятка отца, и радости она не внушала. Как не внушали и моторизированные роликовые коньки, и прочие хай-тэк безделушки, коими Томас Рэдли пытался сгладить горечь сына, вызванную уходом его  матери из семьи.

Случилось это около года назад, но раны всё ещё были свежи в душе Роджера. Поэтому мистер Рэдли, являясь одним из светил археологии XXII века, постоянно таскал его с собой. Вот и сейчас они ехали к развалинам, находящимся всего в нескольких десятках километров от Эль-Хилла, но имеющим огромную значимость для мировой науки.

- Пап! – заныл Роджер. – А почему навигатор в машине ловит сигнал, а мой ПИгС нет?

Томас лишь развел руками. Он уже сто раз объяснял сыну, что в этой части света каналы коммуникаций и развлекательные каналы разделены уж более семидесяти лет, дабы не иметь проблем со связью во время военных действий, но впустую.

- Потому что мы не в Америке, Род! – решил отделаться малой кровью глава семейства. – Тут с 2003 года, когда наши доблестные солдаты вступили на земли Ирака, неся её жителям демократию, всегда так. Частые теракты не дают наладить нормальную связь. Поэтому развлекательный трафик в основном доступен вблизи отелей или общественных мест, а на остальной территории он блокируется! Запомнил?

Сын кивнул и безразлично спрятал игрушку обратно.

- Мы подъезжаем к блокпосту! – прервал тишину водитель, оборачиваясь к пассажирам.

- Хорошо, Мусаб. Разрешение на выезд у нас с собой, едем.

"Хаммер" подъехал к массивному шлагбауму и остановился, выпустив из-под колёс облако песчаной пыли. Буря вокруг не унималась, и видимость по-прежнему была практически нулевой. Водитель посигналил, и через минуту в боковое стекло постучали.

- Сержант Стэйн! – размеренным голосом представился коренастый афроамериканец, разглядывая водителя и пассажиров через опущенное вниз стекло. – Документы!

- Да, конечно, – произнёс археолог, протягивая ему герметичный пакет с необходимыми документами.

Служивый ознакомился с их содержанием, вернул обратно и что-то произнёс, держа палец на кнопке связи мобильного переговорного устройства. Из динамиков прохрипел неразборчивый ответ, и солдат кивнул водителю.

- Можете проезжать.

Шлагбаум медленно поднялся, и "хаммер" поехал вперёд. Роджер приник к боковому стеклу, пытаясь получше рассмотреть военных, несущих караул на блокпосту, но не смог. Зато он отчётливо видел раскуроченный взрывом внедорожник, небрежно скинутый в кювет.

- Видишь, сынок, – заботливо произнёс Томас из-за плеча рыжеволосого мальчугана. – Прошло уже сто восемьдесят лет, а тут всё ещё гремят взрывы и гибнут люди.

- Почему так, пап? – поинтересовался Роджер.

- Так устроены люди, сын, – вздохнул археолог. – В далёком 2003 году Америка принесла этой стране мир и покой, а эти дикари просто не могут его принять! Разве ты не смотрел вчерашние новости?

Роджер отрицательно покрутил головой.

- Тебе бы всё в игры играть! – сокрушённо сказал отец. – Вчера на подъездах к Эль-Хиллу были выявлены и уничтожены террористы, готовящиеся организовать серию взрывов в городе. Собственно, их машину ты, скорее всего, и видел только что.

Роджер вновь приник к боковому стеклу, а "хаммер" упрямо продолжил движение по дороге, скрываясь в вихревых потоках буйствующей непогоды.

Спустя полчаса солнце окончательно скрылось за горизонтом, а песчаная буря всё так же стучала по обшивке "хаммера" бесчисленными песчинками и мелким каменным крошевом. Растрескавшаяся асфальтированная дорога вскоре сменилась на просёлочную, а затем и на полное бездорожье, направление по которому можно было определить лишь по колее от шин проехавших тут ранее автомобилей.

Навигатор упорно твердил, что машина сбилась с пути, но Мусабу уже не требовались его услуги. Он отключил звук и вывел на экран своего коммуникатора карту местности.

- Мы почти на месте, мистер Рэдли! – прохрипел пожилой водитель, отхлебнув из небольшой фляжки. – Ещё минут пять, и мы должны увидеть сигнальные огни вертолётной площадки.

- Пап! – тут же заныл Роджер. – А почему мы не полетели на вертолёте? Ты ведь обещал!

Томас ухмыльнулся, понимая, что сынок не делает скидки на непогоду. Виртуальные игры заменили мальчугану реальность после ухода матери, а там многое иначе и проще. Он вздохнул, потрепал Рода по рыжей шевелюре и отстегнул от пояса рацию.

- Джей, ты меня слышишь? – произнёс археолог, нажав на кнопку связи. – Джей! Приём!

- Слышу тебя отлично, Томас! – раздался смачный бас из шипящей помехами рации. – Вы далеко?

- Нет, приятель. Подъезжаем к посадочной площадке. Организуй встречу, пожалуйста.

- Всё уже готово, Том. Ты как раз вовремя! Мы почти добрались до цели, и если бы не эта непогода…

Рация зашипела, прерывая сеанс связи. Томас пару раз нервно встряхнул ненавистную технику, пытаясь вернуть её к жизни, но тщетно. Выругавшись, он вздохнул и похлопал водителя по плечу.

- Поднажми! Я не хочу опоздать на вскрытие плиты!

"Хаммер" взревел мотором и прибавил скорости. Тряска в салоне усилилась, но это уже было неважно, так как впереди, сквозь пелену пыльной завесы, уже виднелся экспедиционный лагерь археологов и сигнальные огни, мерцающие вокруг пустой посадочной площадки, на которой несколько коренастых морпехов провожали приближающийся транспорт уставшим взглядом.

- Джей! – закричал Томас, входя в матёрчатую палатку спустя пять минут после прибытия в лагерь. – Рассказывай!

- Том, рад, что добрался! – ответил ему упитанный мужчина с недельной щетиной и засаленными волосами. – О! Это малыш Роджер? Как вырос, сорванец, а! Возмужал-то как!

- Ближе к делу, Джейкоб! – напирал археолог.

- Да, конечно. Прости, Том. Идём, я всё тебе покажу! А ты, малыш, можешь остаться тут. Там есть шоколадные батончики, и ещё, - толстяк заговорщически подмигнул рыжеволосому мальчугану, – тут есть доступ к каналу развлекательного трафика!

Веснушчатое лицо паренька просияло неподдельной радостью. Он схватил из картонной коробки пару шоколадных батончиков и плюхнулся в матёрчатое походное кресло, доставая свою игровую станцию. Его отец сокрушённо покачал головой, но спорить не стал. Оба мужчины, Джейкоб и Томас Рэдли, вышли из палатки, мгновенно скрывшись в царящем за её пределами песчаном водовороте.

- Ну как он? Всё ещё не может свыкнуться с уходом Марты? – обратился к коллеге Джейкоб, прикрывая рот затёртым до дыр шарфом.

- Да так же, Джей, – ответил ему Томас, стараясь перекричать завывание ветра. – Никак не могу его вернуть к реальности. Он даже не запомнил, куда именно мы приехали. Все в игры рубится через всемирную сеть…

- Молодёжь! – хлопнув по плечу археолога, пробасил толстяк.

- Нет, Джейкоб. Это уже переходит все границы! Мы ехали, можно сказать, в одну из колыбелей мира! В IV веке до нашей эры тут была столица Александра Македонского, а в  VI веке до нашей эры тут правил легендарный Навуходоносор! Проклятье, да я бы в его годы душу продал за шанс посетить это место! А он не может оторваться от игрушек!

- Смирись, Том! – хохотнул здоровяк, сплёвывая забивающий рот песок. – Это новое поколение, им нас не понять, а нам их. Так всегда было. Идём-ка, мы почти на месте!

Археологи остановились перед огромным котлованом, на дне которого суетились несколько десятков разнорабочих из местного населения и пара-тройка американцев – членов поисковой экспедиции. Из вековечных глинистых почв выступали массивные фундаментные блоки и накренившиеся угловатые колонны, барельефы на которых стёрлись от времени. Посреди древних руин стояли осветительные приборы и работали портативные 3-D камеры, фиксируя каждый новый сантиметр каменной кладки, расчищаемый скребками и старыми зубными щётками.

- Мда… Прогресс идет, а зубные щётки ничто не заменит, – саркастически изрёк Томас, шагая вниз по пологому склону котлована.

- Да! – подтвердил его коллега. – Классика жанра, так сказать. Она вечна!

Внезапно Рэдли остановился и осмотрелся. Он понял, что прекрасно слышит Джейкоба, хотя еще полминуты назад они вынуждены были кричать друг другу, чтобы хоть как то общаться во время песчаной бури. К его удивлению, ветра стихли, как только они миновали серединную отметку котлована, где спуск становился более крутым.

- Удивительно, правда? – толкнул его в бок толстяк. – Это явление приборы начали фиксировать два дня назад в виде кратковременных всплесков неизвестного излучения, но понять механику его воздействия на окружающую среду мы смогли только сегодня утром, после начала этой треклятой бури. Пока никуда не заявляли о нём, а то нас вмиг отсюда сняли бы, нагнав сюда всяких гениев от науки в белых халатах!

- Мудрое решение, Джей! – всё ещё не веря собственным ощущениям, ответил Томас.

Археолог поднял глаза к небу и обнаружил, что песчаная буря никуда не делась. Она всё так же бушует в паре метров над его головой, но ни шума, ни ветра до его лица не доходило, будто их отделяла преграда из прозрачного бронированного стекла.

- Что б я издох! – процедил пораженный археолог, протирая глаза.

- Да уж, впечатляет, – ответил Джейкоб, жестом приглашая коллегу проследовать дальше.

- Нужно поскорее заканчивать экспедицию и сворачиваться, приятель! – произнёс Том, догоняя коллегу.

- Да брось ты! – отмахнулся толстяк. – Мы почти у цели, понимаешь? Годы, проведённые в пыльных архивах и в обиваниях порогов во время поиска гранта скоро окупятся сполна!

- Я о шельфе, Джейк! – перебил коллегу Томас. – Ты что, совсем тут заржавел? Новостные каналы не смотришь?

- Нет. Этот зомбоящик меня давно разочаровал. Мозги полоскают с утра до вечера. Одна реклама и пропаганда!

- А вот и зря не смотришь! Ты знаешь, что сейчас в мире вообще происходит?

- Ну как обычно, наверное, – усмехнулся толстяк. – Америка в очередной раз наставляет какую то банановую республику на путь демократии, где-то в южной части Африки опять разгорается очаг какой-нибудь эпидемии, уровень мирового океана вырос ещё на пару сантиметров из-за таяния полярных льдов… Рутина…

- Грядёт война, Джейк! Прямо сейчас флот США держит оборону возле последних нефтедобывающих платформ! Ну тех… Гигантских, помнишь?

- Да-да, что-то передавали такое о их запуске с год назад. И что?

- А то, что там случились теракты, и со дня на день у шельфа возможна серьёзная заварушка между евразийским объединённым флотом и флотилией Штатов! И если это произойдёт, то нам к этому времени лучше уже быть в аэропорту Хитроу, иначе отсюда вылететь будет крайне проблематично!

- Да ладно тебе, Том! – вновь отмахнулся здоровяк. – Разве мало было этих заварушек на нашем веку? Одной больше, одной меньше… Плевать! Ты лучше вон туда смотри, мы почти на месте!

Пухлая ладонь Джейкоба указывала на одну из стен котлована, почти отвесную в своём основании.  И там было на что посмотреть пытливому взору светила науки.

Из толщи вековых глинистых пород и земляных наслоений, копившихся тут веками, выступали угловатые колонны, обрамляющие вход в гробницу. То, что это была именно гробница, у Томаса сомнений не вызывало. Об этом буквально кричал вид этой древней постройки, выхваченной из ночного полумрака светом прожектора. В чудом уцелевшей резьбе по камню над массивной плитой, перекрывающей вход в усыпальницу, он сразу узнал аккадскую клинопись.

- Иисусе! – выдохнул Рэдли, округляя глаза. – Да это же…

- Да! – с нетерпением подтвердил его догадки Джей. – Это, вполне возможно, именно его гробница! И если это так, то все чопорные прихлебатели из фонда «Изис» вздёрнутся на своих галстуках, ведь ты был прав всё это время! Это будет грандиозный прорыв!

Томас, не слыша своего визави, ринулся ко входу. Его поразила почти идеальная сохранность этого строения. Да, его ещё не до конца расчистили, и с плитой, преграждающей вход, ещё придется повозиться, но уже сейчас стало понятно, что это находка века, не менее. Археолог бегло пробежался по поверхности клинописи, но, хоть она и сохранилась неимоверно хорошо для своего возраста, всё равно оставалась слабочитабельной.

Судорожно обшаривая нагрудные карманы на своей жилетке, Том извлёк на свет божий миниатюрный фотоаппарат. Этот малыш верой и правдой служил своему владельцу уже более пяти лет. Да, он не обладал новомодным голографическим мини-проектором для просмотра отснятого материала, но качество картинки обеспечивал весьма достойное. Затрещала механика линз, замигала вспышка, и пулемётная очередь фотосъёмки озарила  раскопки.

- Проклятье! Тут нет связи! – выругался Томас. - Возвращаемся, Джей! Мне нужен доступ к моей базе данных по аккадскому языку!

Оба мужчины поспешно направились обратно, попутно раздавая указания ассистентам, командующим разнорабочими из местного населения.

Роджер вздрогнул и выронил из рук игровую станцию, которая через голографическую проекцию являла рыжеволосому пареньку результаты его виртуальных трудов: морпех США величественно возвышался над поверженным врагом, напоминающим собирательный образ всех самых худших кошмаров, коими телевидение Америки щедро пичкало своих граждан последний век с лишним. Среднестатистический американец изо дня в день наблюдал новостные сводки, в которых мир, окружающий Штаты, представлялся зоной непрекращающейся борьбы мирового жандарма с мировым терроризмом, экстремизмом и угнетением прав человека. Морской пехотинец давно уже стал для любого гражданина собирательным образом героизма и праведности, в то время как остальное население земного шара усреднялось и подавалось под пряным соусом из шаблонных стереотипов, навязанной опасности и гиперболизированной упёртости, граничащей с фанатизмом. Именно такого условного врага США и поверг Роджер, окончив очередной уровень в вышедшем недавно продолжении компьютерной игры из легендарной серии «Battlefield». Однако картинка померкла после падения игровой станции на пол, прозвучал жалобный электронный звук, сопровождающийся отключением устройства.

- Пап! – возмущённо вскрикнул Роджер. – Я же не сохранился!

Но Томас его не слышал. Он спешно проследовал к столу, присел и нажал на своем планшете кнопку поиска сети. Объёмная синеватая голография вывела перед ним иконку силы сигнала, вид которой порадовал старшего Рэдли.

- Да! – захохотал перевозбуждённый археолог, манипулируя ладонью в синеватом дымке голографической проекции.

Снимки мелькали в воздухе один за одним. Увеличивались, сканировались встроенным ПО, распознавались и обрабатывались интуитивными модулями восстановления повреждённых участков древних письмён. Практически сразу Томас вскрикнул:

- Да! Это он! Он!

Джей взревел подобно раненому, но очень счастливому мамонту. Глаза его светились неподдельной радостью. Они сделали  это! Сделали! Никто не верил, но теперь все умоются своими словами! Все!

Роджер, оставшийся без работающей игровой станции, подошёл к отцу и взглянул на голограмму. Там мелькали неизвестные для мальчугана символы, один за одним сменяли друг друга контекстные меню программ-анализаторов, а внизу, почти над лежащим на столе планшетом, заполнялась строка прогресса, застывшая на отметке в 13%.

- Что это, пап? Это то, что ты искал?

- То! – ликующим возгласом закричал Томас, поднимая мальчонку над землёй и заключая его в крепкие отцовские объятия. – Это то, что я искал всю свою жизнь, сынок! Это гробница Шаррум-кена!

Отец с торжествующей улыбкой смотрел на Роджера в ожидании его реакции, но тот не разделял радости родителя. Точнее, ему было приятно, что отец ликует, но по глазам мальчугана было видно, что лично для него это имя ни о чем не говорит.

- Шаррум-кен, Роджер. Помнишь? Я же рассказывал тебе о нём!

- Ну да… - протянул рыжеволосый паренёк.

- Хотя ты, скорее, вспомнишь его настоящее имя, которое я тебе часто называл в последнее время - Саргон Аккадский! Самый великий царь старой эпохи, по моему скромному мнению! Вот, смотри. – археолог нажал на тачскрин своего планшета, вызывая новую голограмму.

Среди голубоватых пересекающихся лучей появился объёмный образ старинной бронзовой маски с пробитой левой глазницей. Маска изображала волевого мужчину с достаточно длинной бородой. Богатое исполнение этой работы свидетельствовало о неимоверной её дороговизне, ведь, если верить информационной строке под голограммой, она была изготовлена около 2300 года до н.э.

- Если бы не он, то…

Перевозбуждённый Томас не успел договорить, слова потонули в трубном рокоте несперпимого гула, доносившегося со стороны Багдада. Земля содрогнулась под их ногами, повалив всех наземь.

- Какого ...? – выругался Джей, испуганно озираясь по сторонам.

Рэдли вскинулся, откинул полу палатки и обомлел от истошных криков ужаса, доносившихся до него со стороны котлована. Земная твердь пошла частыми трещинами, а песчаная буря всё не унималась, вращая вокруг археологического лагеря тысячи тонн песка и пыли, с рёвом дикого зверя набирая обороты. Далёкий рокот со стороны Багдада не прекращался, но пылевые вихри исключали возможность обзора.

Джей оттолкнул оторопевшего Томаса и побежал на шум, к месту раскопок. Пред его взором предстала картина столь ужасная, что он оцепенел на несколько секунд, не в силах поверить в происходящее.

Стены глубокого котлована  с рокотом осыпались, из возникающих повсеместно трещин фонтаном били струи мутной воды, наполняя голодный зёв провала пенящейся жижей. В нём барахтались обезумевшие от ужаса рабочие, пытаясь буквально по головам друг друга выбраться из смертельной ловушки. Мутная жижа жадно поглощала их одного за другим, поднимаясь всё выше и выше. Осыпающиеся стены котлована не давали людям добраться до спасительной тверди и превращали клокочущую водную пучину в вязкую глинистую смесь. Она забивала глаза и заливала булькающие глотки придавленных обрушенными древними колоннами ассистентов археологов, сковывала движения всё еще борющихся за свою жизнь разнорабочих.

Джей обернулся и заорал Томасу:

- Вызывай спасателей, Том! Вызы…

Его слова оборвались истошным криком. Твердь под ногами Джейкоба растрескалась, и мужчина рухнул вниз, скатываясь по ставшему уже почти отвесным склону в голодный зёв начинающего закручиваться водоворота. Он упал в воду с высоты почти десяти с половиной метров, и это вышибло воздух из его лёгких. Глаза моментально взорвались приступом режущей боли, тяжёлая взвесь из воды, глины и каменного крошева с силой прорвалась через рот и нос, заливая органы дыхания, а неистовая сила движения водных масс бесцеремонно потянула его вниз.

- Джей! – закричал Томас, подбегая к краю бездны, но было уже поздно. Бурлящая пучина поглотила всех без остатка, закручиваясь в водоворот смерти и постепенно уходя в толщу земли, унося с собой трупы утопленников и десятки обессиленных, но всё ещё борющихся за свою жизнь людей.

Томас упал на колени, по его щекам нещадно хлестала песчаными массами буря пустыни, с рёвом вздымаясь к небесам, унося с собой крик бессильной злобы седовласого археолога.

- Пап! – послышался истошный визг за спиной Тома.

Он оглянулся, и его дыхание перехватило от ужаса. Огромная трещина в земной тверди расходилась непосредственно под палаткой, в которой находился насмерть перепуганный Роджер.

- Нет! – закричал Томас, срываясь с места и опрометью устремляясь к сыну.

Археолог, видя, как палатку увлекает в разверстую бездну, совершил рывок и прыгнул, хватая её за веревку и привязанный к ней колышек из облегченного углеволокна. Роджер скатился вниз, упав на провисшую матёрчатую стенку, и закричал.

- Держись! – взревел Том, скользя походными ботинками по земле. – Попробуй вылезти! Скорее!

- Я не могу, папа! – закричал перепуганный ребёнок.

Седовласый стиснул зубы, развернулся и перебросил веревку через плечо. Он наклонился вперёд и буквально повис на верёвке, изо всех сил стараясь вытащить палатку наверх. На висках от напряжения вспухли вены, но Томас отказывался сдаваться. Он упорно двигался вперёд, сантиметр за сантиметром вытягивая жизненно важную ношу из пропасти.

Сверкнула молния, и резкий порыв ветра сбил мужчину с ног. Он не выпустил верёвки из рук, но сцепление с землей было потеряно. Роджер истошно закричал, когда палатка начала вновь соскальзывать в тёмную бездну. Томас упирался как мог, сорвал ногти на правой руке, цепляясь за иссушенную иракским солнцем землю и, казалось, на секунду замедлил падение сына, но тут же почувствовал натяжение веревки в руке. Она увлекла седовласого за собой, но он не разжал кулак даже тогда, когда сорвался вниз, устремляясь в свободном падении в пропасть.

Буря не заметила  опустошения лагеря, ей было плевать на то, что происходит вокруг, и неистовая стихия продолжала вздымать в воздух тонны песка, щедро засыпая им обширные территории. У края бездны лежал планшет Томаса, не переставая прокручивать голограмму доисторической маски царя Саргона над треснутым глазком своего голопроектора. А рядом с ним в пыли оранжевым огоньком мерцал экран рации давно устаревшей модели. Из динамиков переговорного устройства доносился взволнованный голос, щедро перемешанный с помехами и эфирным треском:

- Джей! Джей! Ты меня слышишь? Начался обмен атомными ударами, Джей! Уводи людей к Эль-Хилле, там есть убежище! Джей! Джей! Как слышишь меня? Джей!!!

Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://apocalypto.forumbook.ru
 
И грянул гром
Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Apocalypto (форумный проект) :: Информация об игре и связь с администрацией проекта "Город №17" :: Об игре :: Цикл иллюстрированных новелл по вселенной "Город № 17"-
Перейти: