Город
 
ФорумЧаВоПоискПользователиГруппыРегистрацияВход

Поделиться | 
 

 Дом, милый дом

Перейти вниз 
АвторСообщение
Книга судеб
Мастер игры
avatar

Сообщения : 158

СообщениеТема: Дом, милый дом   17.09.13 18:50

Россия, Петербург, 17 декабря 1916 года.

Сильнейшая метель заметала улицы Петербурга этой ночью. Зима в этом году выдалась особенно холодной, снегопады не прекращались по нескольку дней, периодически сменяясь кратковременными затишьями, чтобы затем с новой силой ударить стужей по улицам города.

Заверть снежинок кружилась вокруг озябшей фигуры рослого человека, бредущего сквозь непогоду в сторону набережной Невы. Покрытая льдом река неприветливо поблёскивала толстой коркой наледи, на мутной поверхности которой отражался грустный полукруг молодого месяца.  Порывы ледяного ветра подгоняли идущего, взъерошивали его шубу и растрёпывали длинные непослушные волосы на его голове.

Мужчина дыхнул на озябшие руки и потёр их друг о дружку. Оглядевшись, он, наконец, нащупал взглядом знакомые очертания большого каменного строения на берегу, в сторону которого человек не замедлил направиться, ускоряя шаг.

- Ефимыч! – послышался окрик со стороны дома. – Сюда!

Человек вгляделся в ночную мглу. Главный вход в здание почти не освещался, что было странно, а вот из-за угла этого огромного строения призывно махал рукой знакомый силуэт. Вздохнув, мужчина побрёл в его сторону.

При приближении фигура обрастала всё новыми деталями, которые позволили человеку опознать встречающего.

- Владимир Митрофанович, - прохрипел озябший мужчина. – Припоздал я немного, не серчайте уж.

- Заходи, Гриша! – ответил встречающий, указывая рукой в сторону служебных ступеней, ведущих в подвал.

Человек в шубе прикрыл одну ноздрю пальцем и смачно высморкался. Затем провернул ту же манипуляцию со второй ноздрёй, потопал ногами, дабы сбить налипший снег, и спустился вниз, скрывшись за окованной дверью. Владимир Митрофанович проследовал за ним, по пути протирая свои очки.

В подвальном помещении было тепло, горели масляные лампы, а посреди вместительной комнатки стоял прямоугольный стол, накрытый белой скатёркой. Около него в камине потрескивали поленья, в канделябрах горели свечи, заливая всё вокруг мерцающим светом.

Человек скинул шубу и шмыгнул носом. Не теряя времени, он проследовал к очагу и протянул ладони поближе к вожделенному теплу.

- Ну и непогода, господа хорошие! – хохотнул гость, поправляя густую бороду и длинные, по плечи, волосы. – Насилу добрёл, возница стал посреди дороги, аки вкопанный! Я его и так и этак, а он, стервец, ни в какую. Зима–матушка, что ж тут попишешь…

- Присаживайтесь, Григорий, – произнёс статный мужчина в воинской форме Российской империи.

- А, Дмитрий Павлович! Рад видеть вас в добром здравии, – ответствовал бородач, осматривая помещение. – Я смотрю, и Феликс Феликсович тут уже. Здравы буде, господа!

Поправив пояс, оборачивающий талию поверх рубахи, гость отодвинул стул и присел, взяв из хрустальной вазы на столе пару виноградин. На скатёрке уже стоял чайник, из носика которого исходил приятный аромат свежезаваренного чая. Ефимович пододвинул к себе одну из фарфоровых чашек, плеснул в неё заварки и, сёрбая, отпил из неё добрую половину.

- Для сугреву! – пояснил он, допивая остатки.

- Конечно–конечно, – ухмыльнулся Феликс Феликсович, и все трое присели за стол, подле начавшего обогреваться гостя. – Вот, угощайтесь! Наливайте ещё чаю, разговор у нас может затянуться.

- Благодарствую! – ответил бородач, пододвигая к себе блюдечко ручной работы, на котором находился кусок аппетитного пирога. – Ну, вы говорите, господа, а я перекушу. Уж больно оголодал с дороги. Зима…

- Понимаем, – кивнул один из собеседников, и в его глазах мелькнула тень отвращения. – Думаю, что Вы понимаете, зачем мы Вас пригласили.

- Опять будете просить императрицу–матушку на путь истинный наставить? – предположил бородач в рубахе, уминая пирог. – Я, чай, не тайный нашёптывать на ухо… - хохотнул с набитым ртом гость. - Императрица - она ведь и сама разберётся, что да как. Моё ведь дело маленькое, сами знаете.

- Бросьте ломать комедию! – рявкнул мужчина в военной форме, стукнув кулаком по столу. Фарфоровые блюдца задребезжали, одна из чашек упала на пол и разлетелась на мелкие осколки.

- Ну что же вы, князь? Негоже так чувства проявлять представителю знатного роду. Вы меня пригласили, я ответил волею доброй. Прошу не шуметь, иначе разговору у нас не будет.

- Успокойтесь, Дмитрий! – спокойно произнес мужчина, встретивший бородача на улице. – Он прав, мы тут не для свары. Но, уважаемый, - обратился он к гостю, сняв с носа очки и начав их протирать уж в который раз. – Если императрица даст добро на подписание сепаратного мира с Германией, то быть беде! Я знаю, что говорю. Подумайте дважды! Мы ведь о России–матушке печёмся, как-никак!

- Никак! – подытожил бородач, сёрбая остатки второй кружки чая. – Вы знаете моё мнение. Императрица о нём тоже ведает. Советуется она со мной редко, а ежели и спросит о чём, так я ей все как на духу выкладываю. Не привык я душой кривить, грех это! Понимаете? Грех!

Повисла пауза, в воздухе проскакивало явственно ощущаемое напряжение. Гость вздохнул и поднялся из-за стола.

- Ну, ежели мы закончили лясы точить, то, с вашего дозволения, пойду я. Дел невпроворот.

Бородач сделал два уверенных шага к двери, взяв по пути свою шубу, как вдруг закашлял, пошатнулся в сторону и припал к стене.

В комнате царила полная тишина. Трое мужчина за столом молча смотрели на гостя с нескрываемой ненавистью в глазах. А человек тем временем уже успел рухнуть наземь, тело содрогалось в конвульсиях. Он жадно хватал воздух ртом, держась правой рукой за грудь.

- Я же говорил, что этот упёртый деревенщина не пойдёт на уговоры! – выдохнул мужчина в военной форме.

Все трое встали и неспешно двинулись в сторону лежащего на полу гостя.

- Здоровенный какой… - прошипел мужчина в очках. – Этой дозой цианистого калия можно десятерых скосить, а он всё корчится.

Бородатый, хрипя, поднялся и, придерживаясь за стену, неуверенно сделал два шага в сторону выхода.

- Нужно кончать! – стальным голосом произнёс военный.

Щелкнула заклёпка на кожаной кобуре, и два выстрела гулким эхом ударили по ушам всех его обитателей. Две пули ударили в корпус бородача, заставляя его рухнуть ниц, захрипеть и затихнуть.

Из теней дальнего угла подвала вышел силуэт ещё одного мужчины. Сухощавое телосложение не скрывалось даже идеально подогнанным костюмом, сшитым под заказ. Острые черты лица искривились в подобии усмешки, левой рукой он поправил аккуратно уложенные волосы на голове, образующие идеальный пробор посредине.

- Да, здоров… – произнёс незнакомец с почти неуловимым британским акцентом. – Он ещё жив!

- Освальд, ему конец, вы же видите. Дайте ему время - и Бог примет его душу очень скоро.

- В нашем деле, господа, нельзя терять время на такие вещи! – отрезал Освальд.

Бородач хрипел, явно умирая. Его глаза были налиты кровью, во взгляде читалась бессильная злоба. Он кашлянул, харкнув кровью на пол и шумно выдохнул, конвульсивно моргая и периодически вздрагивая.

Человек в костюме неуловимым движением из-за пазухи револьвер системы  «Webley» производства английской фирмы «Webley & Scott Co» и наставил его на умирающего. Повисло тягостное мгновение тишины, которое громовым раскатом разрезал звук выстрела.

Голова бородача дёрнулась и откинулась назад, тело моментально обмякло от прямого попадания в лоб.

- Готово! – проскрипел иностранец. – Сбросьте труп в реку, место мы с вами оговорили ранее. Указания на случай ареста у вас есть. И не волнуйтесь - вы всё правильно сделали!

Сознание гостя тем временем уже было далеко. Невесомой песчинкой оно пронзало материю пространства и времени, прокручивало перед бестелесным взором картины из прошлого, мгновенно сменяя образы, звуки, запахи. Всё смешалось в неосязаемый круговорот информации, несущейся куда-то вдаль, унося с собой саму суть бородатого, само его естество. Картинки начали сменяться быстрее и быстрее, наконец, они почти перестали быть различимыми, переросли в сияние нестерпимой силы, которое затмило всё вокруг, погрузив вселенную во мглу великого ничто.

Ярчайшая вспышка сковала сущность мужчины, выхватывая его из мрака небытия. Человек раскрыл глаза, и его тело выгнулось дугой, изнывая от жуткой боли. Все мышцы горели огнём, глаза почти покинули орбиты, а первый вдох и вовсе погасил сознание через минуту агонии. Однако спустя полчаса бородач застонал, приходя в себя. Тело ныло, он открыл глаза и понял, что ничего не видит. Попытался встать, но тут же ударился головой о нечто твёрдое. Пошевелиться также оказалось проблематично, движения что-то стесняло.

Дышать было тяжело, хриплые придыхания не наполняли кислородом лёгкие в нужном количестве, и человек чувствовал, как учащённо начинает биться его сердце.

- Господи! – прошептал он.

Но ответа не было. На ощупь он попытался определить своё местоположение, но понял лишь, что лежит в каком-то металлическом ящике.

- Неужто… - прохрипел бородач, истерично водя руками по поверхности пожухлого от времени металла.

Ноги, колени - всё упиралось в металлические преграды. В голове мужчины нарастал панический ураган, душащий своего хозяина, сжимающий горло до хрипа, сдавливающий виски тягостным осознанием обречённости. Быть похороненным заживо всегда было худшим из его кошмаров, и похоже, что этот кошмар сбылся.

- Помогите! – заорал человек во всё горло. – Помогите, люди! Я тут! Помогите!

Но ответа не было. Его истошный крик увязал в чём-то зыбком, подпиравшем металлическую крышку его новой темницы с той стороны. Учащённое сердцебиение стало настолько осязаемым, что, казалось, ещё минута - и сердце разорвёт грудную клетку погребённого. Но этого не случилось, так как от нехватки кислорода сознание постепенно уступило позиции липкой черноте, и тело несчастного вновь затихло.

Спустя опредёленное время глаза обречённого открылись, по правой щеке покатилась слеза. Человек начал молиться, дабы унять душевные терзания и отвлечься от тягостного осознания своей жуткой участи. В молитвах проходили бесчисленные часы с того времени. Сознание периодически гасло, затем вновь зажигалось. Голод, холод, одиночество и печаль о несправедливой судьбе были единственными спутниками бородача. Сколько времени прошло? День? Два? Месяц? Он не знал. Счёт времени он потерял, секунды растягивались в часы, а минуты уносились вдаль со скоростью света. Отчаяние сковывало тело, но разум пытался сопротивляться безумию, истово продолжая взывать ко Всевышнему в бесконечной череде молитв.

Наконец сознание в очередной раз оставило истерзанное тело, давая ему мгновение для передышки. Яркий свет почти ослепил бородача, человек закричал, на его уши начал давить трубный голос, повторяющий одно лишь слово:

- Пора!

Внезапно всё стихло, а тело обдало прохладным ветром. Человек открыл глаза и судорожно осмотрелся.

- О! Ещё один! – прозвучал незнакомый голос со стороны.

- Кто тут? – прохрипел почти обезумевший человек, прикрывая лицо руками.

- Да не дрейфь ты, земеля! – хохотнул тот же голос. – Свои тут, так сказать. Дай-ка я тебе помогу.

Человек ощутил прикосновение, его подхватили под локоть и помогли встать с колен. Тело стонало, моля о покое, но незнакомец был весьма настойчив, помогая бородачу поймать равновесие.

- Как звать-то тебя, земеля? – вновь зазвучал голос. – Да ты глаза-то открой, чего зажмурился?

- Гриша… - осипшим горлом ответил человек, открывая глаза.

Перед его взором постепенно открылась картина жуткого запустения. Остатки разрушенных зданий вдалеке, дымы из этих руин, пара человек ютиться у костра по левую руку, пытаясь хоть как то обогреться  - всё буквально отталкивало от себя, сквозя опасностью и какой-то пронизывающей пустотой.

Ветер нёс перекати-поле куда-то вдаль. Человек проводил его взглядом, поворачивая голову, и опешил. Пред его очами предстал величественный водоём поистине неимоверных размеров. Лазурные волны плескались у берега, ржавый песок которого был усеян мусором.

- Где я? – протянул бородач.

- Добро пожаловать в Город №17! – усмехнулся голос. – На юге России ты, земеля, Байкал перед тобой. Но не будем терять времени, налюбоваться позже успеешь. Идём-ка, а то тут небезопасно!

Бородатый повернул голову в сторону голоса и осмотрел своего нового знакомца. Мужчина был лет под пятьдесят, седина щедро сдобрила копну пышных волос на его голове. Одежда была непонятного покроя, басурманская какая-то, не было в ней ничего, любого взгляду. Кожаная куртка потёртая, протёртые же штаны синего цвета, запылённые сапоги, перчатки с обрезанными пальцами… Басурманин, не иначе.

- Да ты не смотри на меня так, – захохотал незнакомец, помогая бородатому идти вперед. – Меня Михаилом звать, кстати. Да ты не бойся, освоишься. Ты, видно, не в курсе ещё происходящего, раз перенесли тебя, а не на своих двоих притопал. Не разговаривай - ты ослаб совсем. Кожа да кости… Идём-идём, до города минут сорок ходу.

Всю дорогу незнакомец молчал, периодически припадая к земле и прислушиваясь. В руках у него была странного вида винтовка, такой человеку ранее видеть не доводилось. А вокруг, тем временем, не было заметно ни души. Кого он тут высматривает? Непонятно.

- Куда мы идём, отрок? – спросил бородач, через силу переводя дыхание.

- Увидишь, – ответил собеседник. – Тебе вообще-то повезло, что я на тебя наткнулся! Я из рейда обратно шёл, от зова скоро кони двину…

- Зов?

- Да. Ну, ты ведь тоже его чувствуешь? – ухмыльнулся Михаил. – Прислушайся к ощущениям. В голове будто горн разжигают!  Хотя тебя-то перенесли… Ладно, это уже и не важно, мы почти на месте!

Путь до обещанного города занял более двух часов. Бородач часто просил остановиться, истощавшее тело не могло выдерживать задаваемого Михаилом темпа. Суставы страшно опухли и обдавали мозг раскатом боли при каждом шаге. Наконец, когда очередная вершина холма была покорена путниками, им открылся вид на побережье озера, на котором раскинулся странного вида город.

Массивная бетонная стена ограждает поселение от остального мира. По ней постоянно курсировали двойки стрелков, частые бойницы то и дело ощетинивались арбалетами, пороховыми самострелами и оружием куда более убойным, вплоть до ранцевых огнемётов. Флангом город вплотную примыкал к водам Байкала, ощетинившись несколькими покосившимися пристанями небольших размеров. Дома в городе в основном были двухэтажными, в редких исключениях имели небольшие пристройки на крыше, дающие дополнительную полезную площадь. Тонкие столбы дыма поднимались из разных частей «семнадцатки», как всё это окрестил Михаил.

- Вот она! – произнёс мужчина в кожанке. – Запомни две вещи, земеля, и не перебивай, пока я буду говорить.

Спутник повёл бородача вниз, двигаясь в сторону южных ворот города:

- В «семнадцатке» все мы ждем вызова туда! – многозначительно кивнул на озеро Михаил. – Так что обживаться народу незачем поначалу, но тут не угадаешь. Можно годами просидеть в её стенах, а можно и двух дней не успеть провести. Понимаешь?

Бородач недоумённо пожал плечами.

- Ладно, поймёшь. Слушай дальше, – произнёс Михаил, переступая через проржавевшую бочку, почти полностью вросшую в сырую землю. – Город делится на две части: «сумеречный квартал» и «квартал надежды». Да-да, названия те ещё, но их не я придумал. Так вот, земеля, поначалу тебя никто там трогать не будет. Дадут дух перевести, это как бы негласное правило у нас такое. Но тебе нужно как можно быстрее определиться со стороной, понимаешь?

Бородатый тяжело вздохнул и поморщился, делая очередной тяжёлый шаг.

- Поймёшь, как увидишь. Ладно, идём дальше. Так как со смертью теперь определённые проблемы, земеля, не удивляйся, если схлопочешь перо под рёбра от «тёмных» в первую неделю. Я знаю, что говорю. Присматривать за тобой некому, так что мотай на ус!

Михаил остановился и отстегнул от пояса походную флягу.

- Голод, болезни, холод и прочие прелести жизни никуда не делись. Да, подохнуть теперь проблематично, но все ощущения у тебя на месте. Так что постарайся как можно скорее пристроиться куда-то, дабы начать приносить пользу своим, кто бы оными для тебя не стали, и зарабатывать кирены.

Бородач вскинул брови в удивлении, Михаил заметил этот взгляд и ответил на незаданный вопрос:

- Деньги это местные, земеля. Ну, кирены. Как бы тебе пояснить? Это как рубли, понимаешь? Есть ещё более мелкие деньги – вирсы, это как копейки… Ну, понял-нет?

Человек вздохнул и кивнул.

- Вот и славно, – ухмыльнулся Михаил. – Тогда пошли дальше. В каждом квартале города есть свой смотрящий - от тёмной и от светлой стороны, соответственно. Познакомишься, но не задавай им лишних вопросов, ребята не очень разговорчивы, уж поверь мне. Но водить с ними дружбу весьма выгодно, именно они порой подкидывают самую выгодную работёнку, да и зова на время могут лишить, чтобы ты мог из города выйти по их поручениям.

Михаил повёл обессиленного бородача дальше, ворота города неумолимо приближались.

- Для начала советую тебе идти на торговую улицу, она центральная в городе. Там часто ищут подсобных работников, надо же с чего-то начинать. Да и опасаться там нечего, это как бы демилитаризованная зона у нас. При входе в город сдашь всё оружие, если оно у тебя есть. Ножи, стволы, гранаты. Всё понял? Это первое правило города! Новички подлежат разоружению, дабы не провоцировали конфликты на старте и не пытались кому-то что-то доказать. Оружие, которое раздобудешь сам, уже после поселения - твоё, и его у тебя никто забирать не будет, но сейчас уж прости.

- Да у меня нет ничего… - выдохнул измученный человек.

- Тем лучше. Не так будет обидно. Я вот таким образом своего «Браунинга» лишился, а ведь в пустошах я его с таким трудом отковырял, пока сюда пёр с зовом в башке. Ладно, забыли.

Михаил помахал рукой кому-то у ворот, ему ответили тем же.

- Тебя сейчас отведут к мэру, земеля. Пройдёшь регистрацию. Ну, имя, фамилия, пол, возраст, понимаешь? Бюрократия, короче - куда же без неё? Так вот, мэр у нас мужик серьёзный, не советую ему врать или перечить. Он спрашивает – ты отвечаешь. Всё просто. Сама же должность мэра у нас выборная, избирается человек туда пожизненно и исполняет свои полномочия до призыва на Суд. Тогда просто избирается новый мэр, и так по кругу. Так что смотри, станешь в городе на хороший счёт - и, кто знает, быть может, тоже посидишь в этом кресле, хе-хе. Не забудь тогда про старого сталкера Михаила, э!

Бородач улыбнулся.

- Не забуду, мил человек. Вовек не забуду. А как ты себя назвал?

- Сталкер! – ответил с ответной ухмылкой Миша. – Это работа такая. Не хуже и не лучше других, между прочим. Ну… Как бы тебе объяснить? Хм… Поисковик я! Вот! Поисковик, понял?

Бородатый пожал плечами.

- Ну, вещи я ищу разные, понимаешь? Городу всегда нужны разные вещи из прошлого мира, производим-то мы сами немногое. Что-то приходится закупать у соседей, как вот порох у жителей «тринадцатки», к примеру. А что-то можно только отыскать в пустошах и руинах. Ну, батарейки, лекарства, алюминий, жесть, нитки, старую электронику, кабели, иногда даже патроны попадаются, но очень редко. В общем, нужные вещи я в город тягаю. Там часть сдаю, а часть продаю. Так и живу, земеля. Окрепнешь - может, и тебя с собой возьму, мне аккурат напарник нужен. А то старый мой… Ну… В общем, нет его. – Михаил тяжело вздохнул.  – Ладно, не суть.

Из ворот города вышли двое и наставили на путников помповые ружья, вид которых также вызвал у бородача удивление.

- Пароль!

- Да вы чего, мужики? Это ж я! – вскинул руки Михаил.

- Пароль! – рявкнул один из стражей ворот.

- Блин… Ну… Это… Шахтёр – чемпион!

- Принято! – заржали бойцы, опуская стволы.

- Ну вы даёте!

- Порядок такой, Миха. Тебе ли не знать. Новенький? – кивнул на бородача боец с шрамом над правым глазом.

- Да, причем перенесённый!

- Уууууу! – протянули оба мужика. – Значит, тёмный совсем, не в теме. Ты хоть его в курс дела по пути ввёл?

- Ну, насколько успел, – пожал плечами Михаил. – Принимайте, мужики, а мне к рыжему заскочить надобно.

Охранники перекинули дробовики через плечи и взяли бородатого под руки. Его подвели к КПП, где комендант, поджарый мужчина лет сорока, брезгливо спросил у новоприбывшего:

- Оружие с собой есть, уважаемый?

- Нет. – немного замявшись ответил человек. – Да у вас, я смотрю, нет в нем недостатка.

Комендант закатил глаза и тяжело вздохнул. Такие ответы, судя по всему, его уже порядком достали.

- Умник? – буркнул он. – Ничего, по первой прощаю. Парни, обыскать его и провести дезинфекцию! Снять отпечатки пальцев и выдать стандартный комплект новичка! После этого к мэру его!

Бородача препроводили в соседнее помещение, где с ног до головы обдали каким то газом из баллона, от резкого запаха которого заслезились глаза. Затем путника раздели до гола и выдали новый комплект одежды, состоящий из простеньких штанов, распашной рубахи и пары ботинок не по размеру. Хотели еще обрить волосы, но бородач воспротивился, так что ограничились беглым осмотром на предмет вшей и острижением бороды до волос, длинной в несколько миллиметров, посредством машинки с ручным приводом.

После этих процедур его  пропустили внутрь города, дав в провожатые одного из стрелков у ворот.

- Идём, отец! – кинул через плечо молодой парень лет двадцати.

- Отрок, - обратился к парню человек, осматриваясь по сторонам. – Мы же в России?

- Конечно, батя, – ответил стрелок. – У Байкала мы. Монголия недалеко, Китай опять же. Перекрёсток миров! Ха! А ты, бать, сам-то откуда?

- Петербург, – коротко ответил бородач дрожащим голосом. Осознание происходящего всё еще не приходило в его голову, и окружающая реальность казалась эфемерной, иллюзорной. Человек истово перекрестился.

- Понятно. Жаль город. Его одним из первых, говорят, стёрли с лица Земли в 2183-м. Эх. Держись ко мне поближе, выходим на торговую.

Стрелок повернул за угол, бородач последовал за ним. Оба человека вышли на широкую улицу, кишащую людьми подобно муравейнику. У прилавков суетились торговцы, девочки в коротких юбках и сетчатых чулках игриво щебетали под навесом заведения «Хромой вепрь». Одна из них томно посмотрела на стрелка и многозначительно облизнула губы, послав юнцу воздушный поцелуй. Парень подобрался и, окликнув бородача, двинулся дальше.

Впереди гудела толпа, заглушая своим многоголосием всё вокруг:

- Жареные крысы! Жареные крысы! Сочные, с корочкой, на любой вкус!
- Пирожки с картофелем! Свежие пирожки!
- Предсказания по руке! Эй, яхонтовый, всю правду расскажу!
- Пирожки!
- Девочку не желаете?
- Патроны! Жаканы! Дробь на развес! Налетай!
- Дядя, дай пару вирсов! Ну дай, дядь, у тебя же есть вирсы! Дай пару, дядь!
- Сдаётся комната со всеми удобствами, дорого!
- Пирожки! Пирожки!
- Спаси свою душу, глупец! Покайся!
- Заточка ножей! Качественно и недорого! Заточка ножей!
- Порох из «тринадцатки»! Лучший в этих землях порох!
- Пулелейки! Налетай! Пулелейки!
- Девочку точно не желаете? Может, мальчика?
- Револьверы, пистолеты!
- Индульгенции! Ограниченное количество! Только сегодня и только сейчас! Индульгенции!
- Луки, арбалеты, кинжалы, дубинки!
- Пирожки! Свежие пирожки!

Бородатый даже заткнул уши, чтобы унять головную боль от этой суеты, а стрелок лишь ухмыльнулся:

- Привыкай, папаша! Тут такое постоянно. Но в этом есть и своя прелесть. Во-первых, тут безопасно. Даже если тебя сумеречные будут по их кварталу гонять, то беги на торговую площадь, понял? Тут запрещены проявления насилия, иначе можно загреметь в яму и уже там дожидаться Суда. Ну а во-вторых, тут можно купить или продать всё, что угодно! Именно поэтому сталкерство тут процветает. Ты задумайся, выгодный бизнес…

Гомон толпы не прекращался, но бородач постарался заглушить в себе её окрики. Он оглядывался по сторонам, пользуясь возможностью, а посмотреть тут было на что.

Небольшие магазинчики и уличные лавки, казалось, были расставлены без какой-то системы по обеим сторонам торговой улицы. Места тут хватало, так что довольно часто торговали и с рук, прохаживаясь туда–сюда. Молитвенный дом звонил в колокол, на его пороге зазывал к покаянию упитанный пастор, периодически утирая испарину со лба. Напротив него, на другой стороне улицы, находился магазин мясника. Хотя это громко сказано - скорее мелкая лавочка, торгующая мясом неизвестного происхождения, но тем не менее. Китайская дешёвая закусочная соседствовала с домом терпимости, а небольшая винокурня - с кузней, из дверей которой доносились звуки удара металла о металл. Тут действительно можно было купить многое!

- Береги карманы, папаша! – хохотнул стрелок. – Ты хоть и пуст сейчас, но так будет не всегда. Тут хватает охочих за чужим добром. Идём, мы почти на месте.

В конце торговой улице стояло массивное двухэтажное здание, на табличке которой белой когда-то краской было написано: «Мэрия». Стрелок проследовал внутрь, Бородач устремился за ним, болезненно прихрамывая по пути.

- Можете быть свободны, рядовой! – произнёс зычный чиновничий голос.

Стрелок кивнул и удалился, оставив бородатого один на один с плечистым афроамериканцем, раскуривающим сигару.


- Присаживайтесь! – обратился к человеку чернокожий, устраиваясь в поскрипывающем протёртой кожей кресле за письменным столом.

- Благодарствую! – неуверенно ответил бородач. Таких басурман он видел не так много в своей жизни и пока не знал, как реагировать на превосходство одного из них над собственной персоной.

- Дата рождения! – не стал терять времени чиновник.

- Что, простите?

Чернокожий выпустил несколько клубов дыма в сторону бородача и шумно выдохнул, предвкушая надоевший до оскомины разговор.

- Меня зовут Джейкоб Баннэрман, - произнёс чиновник. – Я мэр Города №17. Занимаю этот пост уже полгода, и да, я афроамериканец. Судя по докладу моих людей, ты, папаша, не совсем в ногу со временем идёшь… Но хоть не татаро-монгол, а это уже плюс. Те вообще дикие. Короче, отец. Это формальность. Я заполню форму, зарегистрирую тебя - и можешь быть свободен. По рукам?

Бородач смотрел на коренастого афроамериканца широко раскрытыми глазами, затем пожал плечами и кивнул.

- Вот и славно! – продолжил Баннэрман. – Итак, ваша дата рождения?

- 21 января 1869 года от рождества Христова!

- Православный, значит. Не худший вариант. Записано. Имя!

- Григорий.

- Гри…го…рий… Есь. Отчество!

- Ефимович.

- Ефи…мо…вич. Есть. Фамилия!

Бородач назвал свою фамилию, после чего мэр закашлял и отложил свою сигару.

- Отец, мне не до шуток! Фамилия!

- Отрок, я назвал тебе её! – ухмыльнулся бородатый. – Записывай!

Афроамериканец внимательно осмотрел новоприбывшего и хмыкнул.

- Да уж, повезло… Хорошо, Григорий Ефимович, добро пожаловать в Город №17!

Мэр встал из-за стола и подал руку бородачу для рукопожатия. Тот ответил тем же, крепко сжав ладонь чернокожего.

- Ну что же, уважаемый, - подытожил Баннэрман. – Мэрия всегда к вашим услугам, для нас большая честь принимать у себя такого гостя. Можете осмотреться в городе, меня же ждут неотложные дела. Надеюсь, что вам у нас понравится, и дожидаться Суда будет не так тягостно. Уклад жизни у нас, в общем-то, простой. За порядком у нас следят, но в конфликты тёмных и светлых стараются не вмешиваться. Понимаете, сэр? Так что вы уж подумайте и определитесь со стороной побыстрее. Это не принципиально, но, поверьте, сэкономит вам кучу нервов и здоровья… Я же замолвлю словечко о вашей персоне, так что и там, и там вас встретят с распростёртыми объятиями. Удачи вам, сэр! Остальные проформы я заполню сам.

Мэр достал из стола небольшое приспособление, походившее на клеймо.

- Вашу левую руку, уважаемый! – произнес он.

Гость помешкал мгновение, но все же подал руку. Афроамериканец без лишних слов ткнул приспособлением в внутреннюю поверхность запястья. Кожу обдало ледяным холодом и бородач отдернул руку. Боль тут же унялась, а кожа в месте соприкосновения приобрела синеватый оттенок, образуя очертания цифры «17».

- Это ваш пропуск в город, Григорий, если вам по каким то причинам нужно будет его покинуть на определенное время. Зов вас все равно загонит обратно, но с этой меткой не придётся сдавать все оружие и одежду на КПП! Да, на вши проверят и проведут простейшую дезинфекцию, но не более того. Запомните так же ваш номер, гражданин! – мэр протянул бородачу сложенный пополам лист бумаги. – Именно личный номер будете использовать при оформлении любого рода договорных отношений в «семнадцатке», будь то поступление на работу или съем жилья. Советую его не забывать…

Афроамериканец положил обратно в стол приспособление и извлек из него небольшую связку купюр.

- Это подъемные на первое время. Так сказать, компенсация за реквизированное при оформлении на КПП. На первое время хватит, но не советую затягивать с поиском своего места под солнцем… Бездельники тут не в почете. - мэр помедлил, затем сделал еще одну затяжку. - Знаете, Григорий, думаю, что такие люди, как вы, редко попадают в наш клоповник. Слухи говорят, что такие персонажи обычно ошиваются в первой пятёрке городов, а тут... Вот что, Григорий. Позволю себе небольшое послабление. Вот, держите, подсоблю вам еще с одной вещицей.

Джейкоб извлек из-под стола крупный свёрток и протянул его своему гостю. Бородач взял деньги, после чего развернул свёрток, обнаружив в нём кожаный плащ до пят, почти новый, хотя определенные потёртости всё же имели место быть.

- Это сталкеры наковыряли во время прошлого рейда, но мне она маловат. А вот на вас, судя по всему, будет если и не впритык, то, как минимум, чуть - чуть великоват. Носить можно. Уж поверьте, нынче такие вещи в цене.

Григорий кивнул, натянул на себя обновку, закатил рукава почти до локтей и вернулся обратно в кресло, после чего болезненно поморщился, глядя на знак «семнадцатки» на своём запястье.

- Не волнуйтесь, боли ведь почти не было, да и не будет в будущем. Однако и свести эту метку вам не удастся. На вас заживает все за 3,5 дня, кроме этой метки. Хоть кожу срежете в этом месте, она нарастёт вместе со знаком, так что даже не пытайтесь. Это требование «высших», при чем сразу от обеих сторон! Да и метчики именно они раздают властям всех городов, так что не мы одни этим балуемся. Вы уж простите, уважаемый, но без этого никуда.

Григорий кивнул. Тело всё еще изнывало от усталости, но жуткая мигрень, мучавшая его всю дорогу, прошла, как только он вошёл в город. Поправив пояс, он встал и неспешно направился к выходу из помещения. Кожаный плащ приятно поскрипывал при каждом шаге, поступь бородача обрела былую твёрдость, а осанка - горделивую выправку. Хлопнув за собой дверью он вышел на пыльную улицу. Вдохнув полной грудью, мужчина размеренным шагом проследовал вперед, смешиваясь с толпой местных обывателей.

Мэр присел обратно в кресло и покачал головой, до сих пор не в силах поверить в реальность этой встречи. Тлеющая сигара вновь оказалась в его губах, ладонь взяла шариковую ручку и начала выводить в графе «фамилия» слово «Распутин».
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://apocalypto.forumbook.ru
 
Дом, милый дом
Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Apocalypto (форумный проект) :: Информация об игре и связь с администрацией проекта "Город №17" :: Об игре :: Цикл иллюстрированных новелл по вселенной "Город № 17"-
Перейти: